Главная страница форума


  Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Миконос - остров Любви, прямой эфир "Эхо Москвы"
MaQxSWaD
Дата 11.05.2008 - 15:38
Цитировать сообщение
Offline



Старик
***

Профиль
Группа: Старожилы
Сообщений: 84
Пользователь №: 67
Регистрация: 9.05.2008





М.МАЙЕРС: Сейчас ноль часов девять минут. Доброй ночи, уважаемые радиослушатели. У микрофона Маша Майерс. Это программа «История одного города». Сегодня проведу я ее в гордом одиночестве. Ну, конечно, я имею в виду только отсутствие Бориса Туманова в этой студии: он по-прежнему в отъезде. А вот наши гости как всегда пришли к нам в гости – ну, извините, так получилось. Это программа «История одного города», радиостанция «Эхо Москвы», и сегодня мы отправляемся путешествовать на греческий остров Миконос. Но дело в том, что у нас будет чуть-чуть история одного города, чуть-чуть история одного острова, потому что Миконос – это и остров, и город в Греции. + 7-985-970-45-45 – это по-прежнему наш sms-номер, и мы обязательно послушаем вас, если вы на этом замечательном острове или в этом замечательном городе были. Я хочу представить наших гостей, конечно же: это Наталья Быстрова и Андрей Бирин – солисты мюзикла «Мамма миа».
Н. БЫСТРОВА и А. БИРИН: Доброй ночи!

М. МАЙЕРС: Здравствуйте! Вот в Интернете на вашем сайте написано крупными буквами, что артисты мюзикла начали летний сезон с того, что отправились на гастроли на Миконос, и вот мы решили по этому поводу вас пригласить и попросить об этом замечательном острове и городе рассказать. И вот что удивительно, я искала какие-то любопытные факты – Борис Туманов отсутствует, и я могу, наконец, тут править балом, – и меня удивило отсутствие подробностей о Миконосе: скажем так, исторического характера (этого мало, об этом никто не пишет), у меня сложилось ощущение, что это никому неинтересно. Вы приезжаете на Миконос, и вам неинтересны эти пыльные развалины, вам неинтересны эти бесконечные музеи со своими бесконечными экспонатами. Вам интересно море, вам интересно солнце. О Миконосе пишут, например, «самый космополитичный остров в Греции» или «самый космополитичный остров мира», «самый свободный остров планеты». И вот, вы еще не видели фотографий и ни разу не побывали на это острове, но вас уже захватывает какая-то удивительная атмосфера. Это действительно правда – вот те впечатления, которые у меня сложились судя по текстам?

Н. БЫСТРОВА: Это безусловная правда, конечно.

А. БИРИН: Да, насчет космополитизма на самом деле есть ощущение: когда ты приезжаешь, люди настолько свободно себя чувствуют по отношению ко всему. Там люди вообще отдыхают: они ходят с улыбками, им хорошо, они вообще ни о чем не думают, ни о чем не парятся.

М. МАЙЕРС: Ну ладно, мне кажется, так вообще не может быть.

А. БИРИН: Нет, это на самом деле так!

М. МАЙЕРС: Ведь туристических стран огромное количество, и островов огромное количество, но вот такая атмосфера почему-то только на Миконосе. По крайней мере, так пишут.

А. БИРИН: Но вот, допустим, ты приходишь на пляж. Пляж разделен: на одной стороне люди лежат абсолютно нагишом, на другой – однополые парочки.

М. МАЙЕРС: То есть здесь нагишом, здесь однополые парочки.

А. БИРИН: Да, да, так на самом деле.

М. МАЙЕРС: Мальчики налево, девочки направо.

А. БИРИН: Местами смешанные.

М. МАЙЕРС: А, местами смешанные, ну да.

А. БИРИН: И все сосуществуют вот так вот мирно, дружно. И всем весело.

М. МАЙЕРС: Но я понимаю, что это в основном приезжие.

А. БИРИН: Ну да, конечно.

М. МАЙЕРС: То есть этот остров и город живет преимущественно за счет туристических доходов.

Н. БЫСТРОВА: Безусловно, потому что население этого острова в момент, когда нет туристического разгара, составляет всего пять тысяч человек!

М. МАЙЕРС: А в Интернете написано шесть двести! То есть если учесть, что там одни однополые парочки, то население страшным образом сокращается и демографический кризис похлеще, чем в России. Срочно надо давать по 250 тысяч евро, я так понимаю.

А. БИРИН: Я думаю, всем надо приехать и как-то помочь демографической ситуации на острове, потому что действительно люди уезжают. Зимой там вообще нечего делать: просто мертвый сезон, там не происходит ничего.

М. МАЙЕРС: Ну а что с городом происходит? Город-то все равно живет. Ладно, Бог с ними, с пляжами.

Н. БЫСТРОВА: Ну вот Вы знаете, я хочу немножко маленькую такую предысторию рассказать. Каждый, конечно, едет отдыхать и искать впечатлений, и видеть то, что ему хочется видеть. Для нас это была поездка не с целью ознакомиться прежде всего с какими-то достояниями, музеями. Но, знаете, это для нас вообще был подарок, потому что мы ехали прежде всего за этой атмосферой, за этой романтикой, за этой прекрасной утонченностью, о которых мы рассказываем на сцене зрителю. Потому что, по сути, мы делаем на сцене неправду, но иногда неправда на сцене превращается в еще более неправдоподобную ситуацию, а какая-то неправда вдруг становится настоящей жизнью. В принципе, цель нашей поездки была в том, чтобы удостовериться, что действительно эта история существует, она могла существовать, что есть реальные места. И донести зрителю прежде всего те впечатления.
М. МАЙЕРС: Хорошо, а теперь, Наташа, я прошу прощения, Андрей Бирин переводит с птичьего на человеческий язык то, что говорила Наталья Быстрова. Я имею в виду для тех радиослушателей, которые не смотрели мюзикл «Мамма миа» и вообще не поняли…

А. БИРИН: Рассказываю действие мюзикла «Мамма миа». Речь идет о том, что на маленький греческий остров приезжают…

М. МАЙЕРС: Миконос?

А. БИРИН: Ну, нет, не обязательно Миконос.

М. МАЙЕРС: То есть в мюзикле это название не звучит.

Н. БЫСТРОВА: Это название не превалирует. Но наши создатели полностью переняли декорации и это место, которое описывается, с Миконоса. Поэтому бытует такое мнение.

М. МАЙЕРС: Это подразумевается.

Н. БЫСТРОВА: Да. Но это не звучит.

М. МАЙЕРС: Тем не менее, звучит, что это Греция…

А. БИРИН: Звучит, что это маленький греческий остров в Эгейском море. У нас там стоят беленькие домики с синенькими дверцами. Все это по всяческому двигается. И там происходит романтическая история у приезжих людей. Все там приезжие опять-таки. Местных вообще нет. То есть все они в основном из Лондона. Три папаши.

Н. БЫСТРОВА: Нет, ну есть там местные.

А. БИРИН: Одна девочка, да. Вот, Софи.

Н. БЫСТРОВА: И мамма моя, вот.

М. МАЙЕРС: Софи – это Наталья Быстрова?

Н. БЫСТРОВА: Да.

А. БИРИН: Да, мамма твоя тоже, кстати, в свое время сбежала из семьи…

М. МАЙЕРС: Да, Ваша сценическая мамма тоже была в свое время на «Эхо Москвы» и рассказывала в нашей программе, только про Стокгольм. А сегодня вот мы с вами рассказываем про Миконос. Та-ак…

А. БИРИН: И вот попытка была нашей поездки в том, чтобы воссоздать для нас события, происходящие в жизни. Мы так же приехали по воде на пароме на остров, сошли, поселились. Но вот у нас там таверна и маленькая гостиница. Мы вот тоже поселились в маленькой гостинице. Смотрели на эти виды прекрасные, дома. У нас все там абсолютно так же, как у нас на сцене: совершенно такие же белые камушки на земле с белыми прожилками, знаете? Узенькие улочки…

М. МАЕРС: Но вот правда, смотрите, Вы уже в течение года выходите на сцену. У вас уже сложилось какое-то свое визуальное представление этого места, в декорациях которого вы играете. И что, действительно полное совпадение? Вот так вот попало?

Н. БЫСТРОВА: Абсолютно полное совпадение.

М. МАЙЕРС: Но это браво, художники! Браво, художники «Мамма миа».

А. БИРИН: Когда сейчас мы выходим на сцену, мы уже по-другому себя ощущаем, потому что когда ты выходишь просто на сцену и попадаешь в некую сублимацию, в нечто такое – в имитацию этого острова на сцене… Ты не можешь... А вот когда мы съездили на этот остров, мы теперь понимаем, как вот просто стоять молча, на это смотреть и просто впитывать атмосферу вот этого какого-то тихого спокойного счастья от того, что ты там.

Н. БЫСТРОВА: И даже знаете, был такой момент – нас снимали на видео - и даже некоторые элементы шоу… Вот, например, по сюжету мой возлюбленный Скай, которого играет Андрей Бирин, он ныряет перед свадьбой за ожерельем для невесты, и мы даже пытались воссоздать эти моменты. Андрей нырял за жемчужным ожерельем, одевал мне его. Мы искали места: вот мы обедали в таверне, мы жили в таверне, которой владеет моя мамма. Мы катались на яхте, как наши гости, рыбачили. Мы даже побывали в хижине нашего капитана. Это настоящая хижина, которой двести лет.

А. БИРИН: Она практически развалина: стоит маленький домик на каком-то маленьком острове.

Н. БЫСТРОВА: И больше никого.

М. МАЙЕРС: А что значит «у нашего капитана»?

Н. БЫСТРОВА: Ну, капитана яхты.

М. МАЙЕРС: А, вы имеете в виду, что это просто местный житель!

Н. БЫСТРОВА: Да!

М. МАЙЕРС: Он живет в хижине двухсотлетней давности?

Н. БЫСТРОВА: Да. Потом мы побывали в местах, которые в каких-то сценах проявляются. Например, с чего начинается спектакль? С того момента, когда я сижу в очень таком утаенном месте, где никто не может меня найти. Такое вот сокровенное место. И мы нашли это место. Казалось бы, ну такой маленький остров достаточно.

М. МАЙЕРС: 86 квадратных километров.

Н. БЫСТРОВА: Да. Столько туристов, столько отелей. И мы нашли это укромное место с абсолютно заброшенным маяком. Это настолько потрясающе!

М. МАЙЕРС: Его должно быть видно!

Н. БЫСТРОВА: А он заброшенный, заброшенный.

А. БИРИН: Там какую-то автоматику поставили. На него никто никогда не приходит. Он весь заржавел.

Н. БЫТРОВА: Туда даже трудно добраться. И вот мы нашли эти места! И представляете, в первый день, когда мы вернулись и стали играть спектакль, конечно, у нас были совершенно иные ощущения, иные эмоции, и мы прекрасно понимали, что происходит! Это было потрясающе! И зритель это чувствовал.

А. БИРИН: Самое главное, самый-самый основной кайф в том, что ты понимаешь: это место действительно существует, такая история…

Н. БЫСТРОВА: Это настоящее.

А. БИРИН: Да, потому что такая история действительно могла случиться, потому что люди сюда приезжаю в поисках какого-то счастья, знакомств, общения и прочего.

М. МАЙЕРС: Скажите, а что тогда Миконос в таком случае? В моей голове это такой туристический рай, но тем не менее это все-таки остров, город. Там есть свои автобусы, троллейбусы, такси, там есть свои магазины, наверно, мусорные баки, где иногда попадаются крысы.

Н. БЫСТРОВА: Даже один монумент попался там.

М. МАЙЕРС: Вот, один даже монумент попался. Так вот что из себя представляет город посреди такого туристического рая. Потому что, ну что это – 80 километров?

А. БИРИН: Я расскажу немного, что город представляет из себя в основном. Это узкие улочки, шириной, наверное, метра полтора-два…

М. МАЙЕРС: Если б вы знали, как мне надоело за два года ведения этой программы словосочетание «узкие улочки», я его уже ненавижу.

А. БИРИН: Ну, тем не менее.

М. МАЙЕРС: Самое главное, что про это вспоминают и говорят все и всегда, и эти узкие улочки везде: в Европе, Америке, и они ничем не отличаются…

А. БИРИН: Нет, они отличаются, тем, что в Греции абсолютно белоснежные стены, на земле все камнями выложено, большими плитами, и белые прожилки между ними. И синие-синие окна.

Н. БЫСТРОВА: Нежно-голубые ставни. И море такого бирюзового цвета, голубое небо. И невероятно красиво, когда закат или рассвет, и часовенки такие вот абсолютно белые, красивые поставлены, и в очень многих стенах есть арки. Вот просто вырезанные арки, и сквозь них можно видеть небо. Совершенно потрясающий вид, когда закат или рассвет, и вот эти белые дома, которые отливают розовым. Все розовое, голубое, и просто вот невероятно. Хотя вот девушка, наш гид, говорила, что зимой мало того, что скучно – зимой еще и холодно в этих домах.

М. МАЙЕРС: Там, наверное, нет отопления?

А. БИРИН: Там нет отопления. Там даже вода на острове вся опресненная. Все за счет опреснения. И даже есть вот такой закон, который на Миконосе действует в плане эстетики вот такой вот греческой: там запрещено строить дома вне вот этого греческого ключа. То есть только вот эти белые мазанки с синими ставнями – и все. Ну, ставни могут еще быть красными или голубыми. Все.

Н. БЫСТРОВА: Ой, вот знаете, еще, когда в зале зрительном сидели и говорили: «Ну, почему такая вот декорация? Белые таверны, которые двигаются и синие двери. Неужели вот получше сделать?» - но люди, которые были хоть раз в Греции и видели, они говорили: «Боже мой, ребята! Как похоже!»

А. БИРИН: «Один в один!»

Н. БЫСТРОВА: «Такой минимализм! И как похоже. Потрясающе!»

М. МАЙЕРС: Вы знаете, это удивительно. Вы сказали, что ничего нельзя строить. То есть это может быть хижина начала века (я боюсь произносить «двухсотлетней давности», не Кремль же все-таки) и это может быть постройка десятилетней давности, и они абсолютно не отличаются друг от друга?

А. БИРИН: Абсолютно! Абсолютно не отличаются.

Н. БЫСТРОВА: Подбеливают немного.

А. БИРИН: Их красят. И у них закругленные углы.

Н. БЫСТРОВА: Да, у них нет острых углов. Все углы абсолютно закругленные. Это абсолютно верно. А какая чистота там потрясающая: белые часовни, белые стены и какая-нибудь арка вырезанная, и там стоит горшочек с цветами, зелень. Господи, так потрясающе! Так романтично!

М. МАЙЕРС: Что касается церквей, то я как раз прочитала, когда готовилась к передаче о Миконосе, что существовала такая легенда, что моряки, которые отправлялись в море, давали обет: если гни вернутся живыми и здоровыми – построят часовенку. Поэтому у них на пять, на шесть тысяч жителей семьсот часовен.

Н. БЫСТРОВА: Да, в каждом частном квадрате, в отеле обязательно есть часовенка частная.

А. БИРИН: Причем, она кому-то принадлежит, что тоже интересно.

Н. БЫСТРОВА: Да, туда нельзя войти. Только хозяева или те, кто в отеле отдыхают, могут войти. А так… А что касается монументов, на моем пути попался только один памятник. Причем все смеялись, на кого он похож. Это бюст. Он считается центральным кругом, вокруг которого все улицы расходятся. Бюст похож на Ленина, и брови у него такие могучие, что Брежнев отдыхает!

М. МАЙЕРС: Кто это был, так и не выяснили?

А. БИРИН: Не у кого было спросить, кто это. Да, мы так и не узнали.

М. МАЙЕРС: Значит, я вам сейчас прочитаю, что пропустили. Это достопримечательность. Я буду цитировать словарь в отсутствие Бориса Туманова или Большую советскую энциклопедию

А. БИРИН: Небольшое уточнение просто, почему так получилось, что мы ничего не узнали. Действие мюзикла происходит в течение двух дней, и мы были на острове ровно два дня.

Н. БЫСТРОВА: Да, мы причем мы передвигались по острову не пешком – мы передвигались на семи машинах. Вот на «Вольво» с нашими партнерами, спонсорами, которые помогли нам с этой поездкой. И все так из окон автомобиля смотрели…

М. МАЙЕРС: А кстати, как там с движением? Много туристов и при этом велосипеды, или мотоциклы, или что?

А. БИРИН: Ну, как, велосипеды, перемещаются в основном на маленьких прокатных машинках.

Н. БЫСТРОВА: Многие на ишаках.

А. БИРИН: Мы видели дяденьку на осле. Вот реально!

М. МАЙЕРС: Неужели турист?

А. БИРИН: Нет, местный житель. У него был загруженный двумя баллонами осел, и он так ковылял на нем.

Н. БЫСТРОВА: Абсолютно живописный и колоритный был вид.

М. МАЙЕРС: Чудесно! Я напоминаю вам, что мы рассказываем вам о Миконосе. У нас сегодня такой симбиоз: история одного города и история одного острова. У нас в гостях артисты мюзикла «Мамма миа»: Наталья Быстрова и Андрей Бирин. Э то программа «История одного города» радиостанции «Эхо Москвы». Значит, вопрос я прочитаю… А, нет, вопрос оставлю на потом. А сейчас про достопримечательности. Вы сказали, что ничего не видели.

А. БИРИН: Да!

М. МАЙЕРС: Значит, «церковь Богородицы Парапортиани». Это византийская церковь. Находится рядом с портом. Значит, про порт расскажете?

А. БИРИН: Хорошо.

М. МАЙЕРС: «Алевкандра – маленькая Венеция – археологический музей. Особый интерес представляет амфора восьмого века до нашей эры». О-о, привет Борису Туманову! «С символическим изображением троянского коня и падением Трои» - ни много ни мало!

А. БИРИН: Ого!

М. МАЙЕРС: «Этнографический музей». «Эгейский морской музей». И дальше в достопримечательностях фраза через запятую: «на Миконосе огромное количество пляжей. Самый известный из них такой-то, самый большой – такой-то, самый красивый такой-то».

А. БИРИН: На самом деле пляжей очень много.

М. МАЙЕРС: Вот это достопримечательности. Что, есть какие-то знакомые, хоть отдаленно, названия?

А. БИРИН: Мы зарулили тут ночью, то есть практически ночью в этот район под названием Маленькая Венеция. Что он из себя представляет…

М. МАЙЕРС: Это часть города?

А. БИРИН: Это часть города Миконоса. Собственно город-то маленький, и там, кроме магазинов, баров, таверен, ничего просто нет. Ну вот я ничего больше не увидел.

М. МАЙЕРС: Плохо смотрели наверное!

А. БИРИН: Ну, да, наверное.

М. МАЙЕРС: Там есть еще этнографический музей!

А. БИРИН: Оказывается с амфорой, кстати, да. Так вот Маленькая Венеция – это прямо вот у самой воды много-много кафе, ресторанчиков, столиков. То есть вот такой парапет, шириной метра полтора. Стоит столик и два стулика и рядышком еще один, еще один, и люди сидят просто, смотрят на закат. Там такие лодочки проплывают.

Н. БЫСТРОВА: Кто-то кружки там полощет…

А. БИРИН: То есть действительно такое ощущение венецианское. Там есть такая бухта специальная, мыс небольшой, и весь город на нем находится. И вот с одной стороны и есть такая Венеция. Там нет никаких каналов специальных. Просто море, закрытое относительно от ветров. И так вот спокойно и красиво.

М. МАЙЕРС: Ну, если Вы сказали, что там нет пресной воды, то надо думать, что там с реками напряженка, с озерам, с каналами.

А. БИРИН: Там есть у них какое-то озеро искусственное, там они воду собирают, которую потом опресняют.

Н. БЫСТРОВА: У нас даже в отеле был бассейн, и мы думали: вот, искупавшись в море, сейчас в пресную водичку… Нырнули – а там…

А. БИРИН: Да, а там морская вода.

М. МАЙЕРС: А когда зубы чистишь вот этой опресненной водой, не обращали внимание, что у нее вкус морской соленой воды?

А. БИРИН: Ну, не знаю, я не заметил такого, нет, какой-то привкус определенный есть, но вот такого, что прямо с морем ассоциации – я не знаю. Может, я просто еще не знал, что на опресненная, потом уже сообщили.

М. МАЙЕРС: Понятно. + 7-985-970-45-45: «Слышал, на острове есть коммуна последних хиппи (причем последних выделено большими буквами). Это правда?» - Никита спрашивает.

А. БИРИН: Мы, честно говоря, сами не видели, но допустить можем с огромной долей вероятности.

М. МАЙЕРС: А их, наверное, там не отличишь: кто там хиппи, кто не хиппи. Вот, коммуна последних хиппи или не последних хиппи. Можно себе представить или просто посмотреть «Discovery Channel», как живут крестьяне в Копенгагене – они действительно живут коммуной, а вот, например, на Канарских островах – я видела своими глазами – прямо на бережку стоят палаточки. Да, вот это коммуна хиппи, но это просто ребята. Вот они живут так. Как это называется, doun shifting?

А. БИРИН: Да, doun shifting.

М. МАЙЕРС: То есть это те люди, которые сдают свои однокомнатные дома в центре Лондона или Москвы, это не принципиально, а сами живут себе. И три тысячи долларов в год им за глаза хватает.

А. БИРИН: Мне кажется, что для doun shifting наиболее пригодна Юго-Восточная Азия, потому что, мне кажется, на Миконосе это все дороговато. Там такие цены европейские.

М. МАЙЕРС: Да, вот Сергей как раз об этом спрашивает.

А. БИРИН: Там очень дорогая недвижимость.

Н. БЫСТРОВА: Жилье там дорогое. Тем более, строительство отелей.

А. БИРИН: И цены там действительно вполне европейские. И с Москвой можно сравнить, в принципе.

М. МАЙЕРС: Ну, а например, условно говоря, я понимаю, что вы там были два дня и тем более вы артисты, у вас напряженный график, - но что вот там Миконосе вообще делать? Ну, да, ну, пляж, забегаловка…

А. БИРИН: Днем валяться на пляже, а ночью идти в бар и выпивать и танцевать.

М. МАЙЕРС: А какая-то есть география определенная: вот здесь это, здесь то, сюда лучше не ходить.

А. БИРИН: На самом деле, если ты приезжаешь в центр города ночью, ты можешь выбрать любую точку. Там тысячи этих мест: ты можешь взять стакан с коктейлем в одном баре, тут же перейти в другой, где играет музыка.

М. МАЙЕРС: А платить где?

А. БИРИН: Ну, платить… Вообще вот меня такая бредовая идея осенила на Миконосе: вот если эту зону закрыть заборчиком – это было бы вообще шикарно.

М. МАЙЕРС: А сколько это может стоить?

А. БИРИН: Сложно себе вообразить.

М. МАЙЕРС: Если Вы говорите, что там московские цены – можно себе представить.

А. БИРИН: Это будет для очень обеспеченных российских туристов.

М. МАЙЕРС: Скажите, а с остальной Грецией можно Миконос сравнить, можно провести какие-то параллели? Вам удалось еще что-то посмотреть в Греции?

Н. БЫСТРОВА: Мы прилетели в Афины…

М. МАЙЕРС: А это был ваш первый раз?

Н. БЫСТРОВА: Да. Мы прилетели в Афины, у нас была только ночь, потому что утром был уже перелет. То есть не перелет – мы сплавлялись на пароме. Так же, как по сюжету мюзикла. Мы прилетели в Афины. Спать мы, естественно, не хотели, мы быстренько поужинали и пошли смотреть какой-то колорит. Но, честно говоря, я осталась в шоке, потому что, что касается Афин – всегда нас в школе учили: вот, это так прекрасно, это такая археология… Грязный город, вонючий.

М. МАЙЕРС: Серьезно?

А. БИРИН: На самом деле. Был один эпизод: мы ночью возвращались, и мы видели совершенно потрясающую сцену, когда мусорщики брандспойтами сгоняли струями воды по улицам огромные кучи мусора.

Н. БЫСТРОВА: И все это летит на нас.

А. БИРИН: И мы попали в эпицентр.

Н. БЫСРОВА: И знаете, очень много квартир каких-то домиков, они друг на друге, и видно, что они заброшенные. И когда нашего русского гида мы спрашивали, почему это в таком состоянии, у нас, например, вот за жильем гонятся, дефицит какое-нибудь свободное помещение, а почему здесь так, - она говорит: «Ну вот, вы знаете, наверное, хозяева умирают, жилье свое никому не оставляют, и должно пройти несколько лет для того, чтобы государство это забрало». Потому что частная собственность – это святое, и даже если люди ушли из жизни.

А. БИРИН: И не оставили завещания.

Н. БЫСТРОВА: Потому что в центре города стоит столько заброшенных домов!

М. МАЙЕРС: Сегодня можно говорить гадости об Афинах, потому что мы же о Миконосе беседуем.

А. БИРИН: Нет, но вот Акрополь прекрасен, издалека он прекрасен! Только мы не смогли туда залезть, потому что все уже было закрыто.

М. МАЙЕРС: Это вы заметили. В отличие от этнографического музея в Миконосе.

А. БИРИН: Это мы заметили. Он возвышается над всем городом.

Н. БЫСТРОВА: Мы оказались в центре этих улочек. Мы приехали и посмотрели, что находится вокруг отеля. Вокруг отеля была какая-то забастовка.

А. БИРИН: Да, таксисты выбирали профсоюзного лидера. Все было очень серьезно.

Н. БСТРОВА: Да, какие-то акции, значит, выборы были.

М. МАЙЕРС: Греция – демократическое государство, между прочим.

Н. БЫСТРОВА: Просто мы первый раз в Греции, хотелось составить какое-то мнение об Афинах. И мы подумали: Боже, неужели это оно и есть. А потом вырвались к Акрополю, к этим улочкам потрясающим, и выдалась такая красивая ночь. Там какие-то маленькие трамвайчики: знаете, как такие аттракционы для деток.

А. БИРИН: Такие тележки, в них садишься…

Н. БЫСТРОВА: Да, звучит греческая музыка, и на возвышенности гордо стоит Акрополь. И ночь выдалась такая красивая, потому что было полнолуние и луна была огромная. И, знаете, как в календарях, на открытках рисуют: стоит огромная луна, Акрополь величественный. И вот, собственно, мы проехались вокруг и сказали: «Вот, мы увидели Грецию!»

А. БИРИН: И еще надо учитывать, что мы оказались в той части ближе к полуночи.

Н. БЫСТРОВА: Сонные, да.

М. МАЙЕРС: Так можно провести какие-то параллели между Грецией столичной и Грецией провинциальной? Потому что Миконос – это глухая-глухая провинция греческая.

А. БИРИН: Ну, учитывая, что там было самое большое количество туристов из всех мест – в Афинах не особо как-то.

М. МАЙЕРС: Но там, на минуточку, есть Акрополь. Все-таки у людей любопытство какое-то посмотреть на него из трамвайчика, поэтому, может, туда тоже много приезжает людей.

Н. БЫСТРОВА: Да, для тех, кто любит все вот такие моменты, сфотографироваться с какими-то выдающимися памятниками, - конечно, там нужно побывать и посмотреть Акрополь в любом случае. Быть

В Греции и не видеть Акрополь – это не быть в Греции.

М. МАЙЕРС: А вы сфотографировались с бюстом?

Н. БЫСТРОВА: Нет, не сфотографировались! Значит, не были в Миконосе, да?

М. МАЙЕРС: Конечно это самая большая достопримечательность Миконоса!

А. БИРИН: Вот я бросил пять евроцентов в море – значит, я должен туда вернуться.

М. МАЙЕРС: А вот какие места в Миконосе вам показались наиболее интересными, какие вы фотографии привезли? Ну, что, с морем, с соснами?

Н. БЫСТРОВ: Там нет сосен. Вы знаете, там коровы, козы. Мы вот проезжали на машинах и думали: бедные, что они едят?

М. МАЙЕРС: И нет воды же вы сказали!

Н. БЫСТРОВ: Да, нет воды, и они что-то щиплют.

А. БИРИН: Какие-то колючечки.

Н. БЫСТРОВА: Да, какие-то колючечки. Бедные, думаем. Ну вот что. Какое молоко может быть? Им нечего кушать. Растительности нет никакой. То есть такой вот колорит белых домов с голубыми ставнями, закаты, рассветы, соленое море, вода – вот это романтика. Красивые ветряные мельницы!

А. БИРИН: Да, ветряные мельницы есть там совершенно шикарные! Они стоят на холме…

Н. БЫСТРОВА: Фенечки, купальнички и парео.

М. МАЙЕРС: Гастарбайтеры!

А. БИРИН: Там еще есть совершенно милейшее дело: остров весь в бухтах, и можно найти пляжи, где нет ни-ко-го! Ни одного человека!

М. МАЙЕРС: Да, при том, что там количество туристов совершенно какое-то немыслимое!

А. БИРИН: Но мы еще были не в сезон.

М. МАЙЕРС: То есть в начале?

А. БИРИН: Да, мы были в начале мая.

Н. БЫСТРОВА: Потому что нам сказали: буквально через неделю здесь начнется ажиотаж.

А. БИРИН: Я думаю, что и в сезон здесь такие популярные ухоженные места: пляжи, шезлонги, и все так красиво. А есть совершенно дикие пляжики, но тоже очень милые. Потому что если сесть в машину и проехать просто, то, наверняка, найдешь какое-то место уединенное и очень красивое.

М. МАЙЕРС: Скажите, а какие из знакомых ассоциаций у вас возникли в Миконосе в городе? Ну, рестораны, белые домики, церквушки – это похоже больше на туристический райончик. А вот все-таки город как он есть: со своим общественным транспортом, со своими трубами, со своими линиями электропередач, со своим мусором, со своими бездомными, со своим метрополитеном, в конце концов!

Н. БЫСТРОВА: Знаете, для меня вот как только мы приплыли – мы три часа сплавлялись на пароме мимо других островов…

М. МАЙЕРС: Три часа от Афин?

Н. БЫСТРОВА: Да.

А. БИРИН: Причем это был самый скоростной вариант.

Н. БЫСТРОВА: Есть еще и самолет, но самолет нам не подходил.

М. МАЙЕРС: А есть еще и аэропорт?

Н. БЫТРОВА: Да. Есть маленькие самолетики, и лететь всего полчаса.

А. БИРИН: Да, всего тридцать пять минут.

М. МАЙЕРС: Ну да, у вас же было много народу!

А. БИРИН: Просто у нас цель была такая: приехать морем. Как по сюжету у нас.

Н. БЫСТРОВА: Найти места, да. А когда мы приплыли на пароме, дали трап, началась суета, там начали на греческом говорить. Машины выезжают, а у них какие-то очень смешные авто – маленькие такие кабиночки трехколесные. И при всем при этом есть, конечно, дорогие машины: кто-то на джипах выезжает, очень много на мотоциклах. И вот там какие-то торговцы.

А. БИРИН: Какие-то тетеньки зазывают: приезжайте в наш отель. Нет, в наш! Комнаты у нас такие! Абсолютно вот как на вокзале у нас встречают! То есть вот некоторые люди приезжают и еще не знают, где будут жить, а там вот сразу все предлагают! Посадят в автобус – и довезут! Легко!

М. МАЙЕРС: Просто такая вот Анапа восьмидесятых.

Н. БЫСТРОВА: Нам удалось встретить по дороге… Представляете, какая картина! Вот семь машин «Вольво» наши, все так цивильно, красиво. А навстречу нам едет старикашечка на ишаке. Ишак весь загруженный какими-то предметами – и вот он по горам так скачет!

А. БИРИН: И мы. А у нас было семь автомобилей: два кабриолета, два джипа.

Н. БЫСТРОВА: И мы его сфотографировали.

М. МАЙЕРС: Ну, я так понимаю, вы там в пафосе были.

А. БИРИН: Да, мы вылезали из кабриолетов, махали из люков руками. Делали такое шоу.

Н. БЫСТРОВА: Мы могли на яхте сплавиться.

М. МАЙЕРС: Да, «Вольво», «Мамма миа». Я так понимаю, что автомобили такого уровня там редко попадаются.

А. БИРИН: Нет, почему, попадаются. Есть люди богатые европейцы, которые покупают недвижимость и туда переезжают в сезон отдыхать. Потому что там действительно бывает очень весело.

М. МАЙЕРС: Я напоминаю в очередной раз, что мы рассказываем о Миконосе. В гостях у нас солисты мюзикла «Мамма миа» Наталья Быстрова и Андрей Бирин. + 7-985-970-45-45 – это наш sms, а еще мы и телефон будем подключать. И, если вы на Миконосе были, я надеюсь, вы нам что-нибудь расскажете. Скажите, а какое впечатление произвели на ас люди, живущие в Греции, живущие на Миконосе в частности? Вы каким-то образом соприкоснулись с греками как таковыми?

А. БИРИН: Да, вот совершенно уникальное явление, я такого нигде больше не встречал, допустим: когда вот заходишь в бар, на дискотеку, танцуешь, выпиваешь – и тут видишь ребенка лет пяти! Ну, может быть, шести, который выходит тоже на танцпол и начинает продавать цветы, светящиеся палочки. Или устраивает мини-шоу: тоже там подтанцовывает, как-то с тобой заигрывает: дает, там, ладонь, типа «дай пять», «давай с тобой дружить». Ребенок, маленький ребенок!

М. МАЙЕРС: Может, это туристы просто?

А. БИРИН: Нет, совершенно точно местный был, такой чернявый. Я потом его видел: у них там была точка сбора, сидели четыре маммаши, детям раздавали какие-то задания, а они, значит, бары местные окучивали таким вот способом.

Н. БЫСТРОВА: Я наблюдала совершенно другую картину, видимо, я ушла спать гораздо раньше: мы пришли в бар накануне девичника-мальчишника. У нас по сюжету идет там тусовка, дискотека, и мы пришли, попали в диско-бар, причем этот бар считается один из пафосных клубов на Миконосе. Все диско-клубы очень маленькие, очень маленький танцпол и огромный бар.

А. БИРИН: Там, собственно, не для танцев, а просто это бар.

Н. БЫСТРОВА: И вот мы пришли, и народу просто как в бочке селедки набито, и никто не танцует! И наш гид говорит: «А греки не танцуют». То есть они с завистью смотрят. А мы приехали отдыхать, русские туристы!

А. БИРИН: Просто они немного по-другому понимают смысл этого отдыха. Вот это для них бар с музыкой. То есть ты приходишь в бар, берешь коктейль, музыка играет, тебе хорошо! Ты не пришел туда танцевать. Ты просто пришел в бар: выпить, пообщаться, познакомиться.

Н. БЫСТРОВА: При все при том, что огромное количество баров стоит на открытом воздухе, где можно просто посидеть и выпить, нужно заплатить дорогие деньги и постоять-посмотреть, как другие туристы, в частности, русские, отплясывают.

М. МАЙЕРС: Ну, я думаю, что они просто вот так на вас с презрением смотрят с высоты своего… Потому что вот вы понаехали, а они тут истинные.

Н. БЫСТРОВА: Да, хотя, знаете, я всегда думала, что они очень свободные люди, очень темпераментные и абсолютно нескрытные. Оказалось, не совсем. Есть какой-то момент закомплексованности в них. То есть до тех пор, пока невозможно уже будет стоять, а они дышат уже друг другу в ноздри и в уши, и невозможно уже пошевелить головой, тогда начинает вдруг чуть-чуть раскачиваться толпа.

А. БИРИН: На самом деле, если бы вы остались подольше, там уже расшевелились все. Греческие барышни стали залезать на столы, танцевать.

М. МАЙЕРС: Наташа, а как там реагировали на блондинку светлокожую эти местные скромные парни, сдержанные?

А. БИРИН: Ну, как они могли реагировать!

М. МАЙЕРС: Андрей, а я не Вас спрашиваю, между прочим!

Н. БЫСТРОВА: Ну, не знаю, нормально! Наверное, хорошо. Но вот почему-то всегда для южных людей все-таки белая женщина светловолосая – это экзотика! Ну, в принципе, знаете, была такая реакция. Я вот по комплекции не крупная девушка, и капитан все пытался меня откормить. Все время забывал мое имя и говорил: «А вот, модель у вас там есть. Ей чипсов передайте, пусть она поест! Вот ей там бутерброд передайте, модели, пусть она…».

М. МАЙЕРС: Андрей, а вот девушки греческие, они поплотнее будут, я так понимаю?

М. МАЙЕРС: Андрей, а вот девушки греческие, они поплотнее будут, я так понимаю?

А. БИРИН: Совершенно по-разному, на самом деле. Но вот кости у них пошире, это да. Волосы потемнее. Причем есть такой вот довольно интересный тип – такие вот кудрявые гречанки. У них абсолютно вьющиеся волосы, причем не черные, а скорее каштановые. То есть это такой тип, как светловолосые грузины. Иногда встречаются. Мне кажется, что это тот вариант, который как раз ближе к настоящим грекам, которые были до влияния Турции на этот этнос и до такого смешения. То есть вот и посветлее. Но они все местные, по-гречески разговаривают, поют там греческие хиты. У них есть совершенно сумасшедшие песни греческие. Греческая поп-музыка – это, на самом деле, очень забавно!

М. МАЙЕРС: А вот расскажите, кстати об этом, потому что интересно ваше мнение как музыкантов. По поводу того, что в Греции звучит. Ну, с попсой все более или менее понятно. Англичане там или американцы, приехавшие в Москву, тоже так. Одно дело Мадонна или Джастин Тимберлейк. Но когда начинается группа «Ленинград», они тоже, наверное, так же отреагировали в общем.

Н. БЫСТРОВА: Вы знаете, когда мы еще в Афинах сидели в трамвайчике, перед тем как поехать смотреть Акрополь, там улочки везде, кафе – и сидели греческие барды! С гитарами, играли греческие бардовские песни. И при этом какая-то девочка, лет тринадцати-четырнадцати, отплясывала видно, что современные движения, - но все это имеет что-то общее с сиртаки: ножки она переплетала-переплетала, и меня это очень заинтересовало, очень красиво.

А.БИРИН: А еще вот, допустим, интересно, мы ездили в машине и слушали там греческое местное радио, на котором звучат исключительно хоралы. То есть люди вот постоянно поют какие-то церковные песнопения в прямом эфире – я не знаю, в каком эфире – только это: на много голосов поют.

М. МАЙРС: Ну и чудесно! В конце концов, пора уже разнообразить палитру. Вы же на английском поете?

А. БИРИН: Мы и на русском поем!

М. МАЙЕРС: Ну, и на английском поете. Пора бы уж по-гречески запеть! Нет, вот интересно, это же глубокая культура. Есть песни греческие, танец греческий…

Н. БЫСТРОВА: И салат греческий!

М. МАЙЕРС: И салат есть греческий. А то вот вы так скромно. Наталья Быстрова сказала: «Капитан говорит: передайте ей чипсы!» Я уж думала, что вас там оливками кормили.

Н. БЫСТРОВА: Оливки там, конечно, совершенно другие, чем мы покупаем в магазинах. Совершенно другой вкус у брынзы.

А. БИРИН: Да, там они их маринуют. Они все любят добавить какой-то остроты: перчика. Нет вот такого вот чистого вкуса. Нет, вот единственное, что у них такой кристально чистый продукт – греческий салат. Он без изменений: только овощи, только брынза – и все! Без всяких там специй. А так, во всякие грили, добавляют какие-то там цацаки.

Н. БЫСТРОВА: А я вот вспомнила про свой шоппинг. Для меня не устроить шоппинг в какой-нибудь стране – это значит не побывать. Для меня лучше Акрополь не посмотреть, но шоппинг! Для меня купить какие-нибудь греческие фенечки для себя и в подарок – это гораздо важнее, чем привезти фотографии с Акрополя.

М. МАЙЕРС: Вот! Посмотрите на артистов!

А. БИРИН: Да, «меня ничего не интересует, мне надо купить греческие фенечки!»

Н. БЫСТРОВА: Да, вот купила шубу – и готова возвращаться в Москву.

М. МАЙЕРС: Что, так и было?

Н. БЫСТРОВА: Нет.

М. МАЙЕРС: Ну да, это не по сюжету!

Н. БЫСТРОВА: Свадебное платье мы покупали по сюжету – шубу нет. Знаете, продавцы там вот такие совершенно не приспособленные к торгу, не склонные. Не так, как в Турции.

М. МАЙЕРС: То есть не восточные люди?

Н. БЫСТРОВА: Абсолютно нет. Они там цивилизованные. Везде ценники висят. Например, вот турки любят торговаться: чем больше торгуешься, тем больше им это нравится. А эти нет. Вот, например, я покупаю у них: времени нет – завтра улетать – деньги не потрачены. Думаю, вот все, зря. Зря приехала. Надо обязательно что-нибудь купить, хоть какую-то ерунду! Я говорю: я уже так много у вас купила, ну, пожалуйста, сделайте мне скидку: не тридцать пять евро, а тридцать. Нет, говорят, тридцать четыре с половиной!

А. БИРИН: Наташ, там даже кредитные карточки принимают в этих лавках, о чем ты говоришь! Все серьезно очень.

М. МАЙРС: А-а, вот нам пишут: «Мое искреннее восхищение Натальей. Видел спектакль дважды. Потрясающая девушка!»

Н. БЫСТРОВА: О! Спасибо!

М. МАЙЕРС: «Хотел узнать, очень ли дорогая жизнь внутри страны?» - это Иван спрашивает.

Н. БЫСТРОВА: Внутри какой страны?

А. БИРИН: Я думаю, внутри нашей страны Иван знает, какая жизнь.

М. МАЙЕРС: Внутри Греции! И вот еще сообщение: «Я извиняюсь, какой бред! Такого я про Грецию еще не слышала! Какой набор стереотипов» - это Наталя нам пишет. Давайте развенчаем стереотипы. 783-90-25 и 783-90-26. Ну да, стереотипы. Представьте, вы приезжаете в Грецию – а там Акрополь, черт возьми!

Н. БЫСТРОВА: Да, или приезжаете в Грецию – а там Эгейское море.

А. БИРИН: И море голубое, и домики белые еще почему-то стоят.

Н. БЫСТРОВА: И нудисты стоят.

М. МАЙЕРС: И греческим салатом кормят.

Н. БЫСТРОВА: И туристов много.

М. МАЙЕРС: Да, стереотипы. Нет чтобы приехать вот в Грецию и найти там Статую Свободы.

А. БИРИН: Да, и пару небоскребов из стекла и бетона!

Н. БЫСТРОВА: Ой, вот вы знаете что! Там очень ленивые люди! Ленивые я имею в виду неторопливые. Очень медленные!

А. БИРИН: Наташ, ну куда им торопится: солнце светит, море.

Н. БЫСТРОВА: Припекает.

М. МАЙЕРС: Так, одну секунду, значит, если бы мы говорили о Финляндии, вы бы оправдывались длинной полярной ночью?

А. БИРИН: Нет, просто я вот заметил такую тенденцию: на юге люди вообще никуда не спешат.

М. МАЙЕРС: Самые неврастеники живут в средней полосе!

А. БИРИН: Неврастеники живут и в Центральной Европе.

Н. БЫСТРОВА: Знаете, когда мы получали ключи от номеров, нас стояло двадцать человек, и мы получали их, наверное, около двух часов! И мужчина так очень медленно выходил…

А. БИРИН: С таким лицом, как будто его все достали уже, едут и едут.

Н. БЫСТРОВА: Да-да! Как будто сезон уже в самом разгаре, а он еще не начался!

М. МАЙЕРС: Ну, может, его надо было расшевелить как-то, дать чаевых?

Н. БЫСТРОВА: Вы понимаете, даже за чаевыми как-то не особо!

М. МАЙЕРС: А, даже так!

Н. БЫСТРОВА: Да, я вот опять повторюсь: я вот покупала много безделушек, и вот каждую они запаковывали, вот это вот сорок минут все. Потом мы попросили бутерброды – все были голодные.

А. БИРИН: Нет, Миконос прекрасный, на самом деле. Если негатива не замечать, то это все просто великолепно.

Н. БЫСТРОВА: Просто берите с собой еду, чтобы поменьше связываться с персоналом.

А. БИРИН: Нет, вот на самом деле, что я заметил: там просто атмосферу курорта. Люди там все молодые, очень, пенсионеров я там практически не встречал. Какие-то все улыбчивые, радостные, доброжелательные. Вот встречаешься взглядом с человеком – и видишь, что он просто готов на контакт. Легко тебе скажет «Привет!» - и все про себя расскажет.

М. МАЙЕРС: Ну, любой, кроме гардеробщика, я так понимаю?

А. БИРИН: Ну, любой, кроме местного.

Н. БЫСТРОВА: Нет, он готов на контакт, только вот не торговаться!

М. МАЙЕРС: Нет вот, ребята, нормальная позиция? Приехали на греческий остров да еще и к местным какие-то претензии: они и не танцуют, и тут, понимаешь, еще…

Н. БЫСТРОВА: Но надо же развенчать стереотипы!

М. МАЙЕРС: Да, прошу, извините: мы забыли, что развенчиваем стереотипы! Давайте послушаем: если вы были на Миконосе, позвоните нам, пожалуйста, по телефону 783-90-25 или 783-90-26. Уже ноль часов и сорок восемь минут. Это по-прежнему программа «История одного города». И по-прежнему мы рассказываем вам о Миконосе, прекрасном городе и острове. Скажу вам по секрету, что еще на концовку у нас запланирована композиция из мюзикла «Мамма миа». Потому что когда мы приглашаем артистов, мы просто не можем этого не сделать – не поставить вам какую-нибудь музыкальную композицию – поэтому у вас остается совсем мало времени, чтобы рассказать нам о Миконосе то, чего мы рассказать не успели. 783-90-25 и 783-90-26. я в очередной раз скажу, что у нас в гостях солисты мюзикла «Мамма миа»: Наталья Быстрова и Андрей Бирин. Ну что, слушаем телефон, может, у нас что-нибудь и получится.

А. БИРИН: Давайте.

М. МАЙЕРС: Доброй ночи! Здравствуйте!

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ (по тел.): Здравствуйте! Это Андрей! А вы забыли сказать о танце греческом, о греческой музыке – о сиртаки. Спасибо большое!

М. МАЙЕРС: Да, спасибо, Андрей, но Вы, наверное, нас невнимательно слушаете или не с начала, но Наташа даже как-то чего-то изобразить попыталась.

А. БИРИН: Вы этого не видели просто.

Н. БЫСТРОВА: Мы, к сожалению, в чистом виде не видели сиртаки, повторюсь, но мы видели, как отдыхают местные жители. Это абсолютно определенно была греческая девочка, которая танцевала под исполнение песен греческих бардов, и вот в ее движениях как раз были вот какие-то элементы сиртаки.

М. МАЙЕРС: Андрей, ловите момент! Специально для Вас звезда мюзикла по десятому разу показывает одно и то же.

А. БИРИН: Повторяет движения греческой девочки.

М. МАЙЕРС: Здравствуйте! Доброй ночи! Как Вас зовут, скажите!

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АРТУР (по тел.): Артур!

М. МАЙЕРС: Артур, Вы бывали на Миконосе?

РАДИСЛУШАТЕЛЬ АРТУР (по тел.): На Миконосе нет, к сожалению, но я в Греции был много раз. И, насколько я знаю, там у них подразделяется: есть таверны, где вот именно люди едят, и есть рестораны-бузуки, где веселятся, танцуют.

М. МАЙЕРС: То есть эти чертовы туристы как всегда все перепутали?

РАДИСЛУШАТЕЛЬ АРТУР (по тел.): Да, есть рестораны-бузуки, где они гуляют и зажигают, очень классно.

М. МАЙРС: Артур, а что самое прекрасное, по-Вашему, в Греции? Что больше всего заводит Вас в этой стране, эмоционально радует, тонизирует?

РАДИСЛУШАТЕЛЬ АРТУР (по тел.): Что люди гуляют, наслаждаются жизнью, сегодняшним днем, и им не нужно особой роскоши, богатства. Они не любят золото, а любят хорошо провести время.

М. МАЙЕРС: Спасибо! Вот они какие бессребреники, ничего им не нужно!

А. БИРИН: Им действительно важно хорошо провести время. И есть таверны, в которые люди приходят покушать. Но вот такие рестораны – бузуки? Слово я не запомнил. Мы их не видели. Но там огромное количество баров, в которых можно повеселиться.

М. МАЙЕРС: Ну, что вы, надо было читать. Там же написано – бузуки!

Н. БЫСТРОВА: Да, а обедать мы действительно ездили в таверну.

М. МАЙЕРС: Да, алло! Доброй ночи! Как Вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Николай.

М. МАЙЕРС: Николай, а Вы бывали на Миконосе?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Нет, я жил в Афинах год.

М. МАЙЕРС: Ага, тогда заступитесь за честь Вашего города, а то тут его представили в таком свете безобразном.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Но это действительно так. Ну, вот я могу сказать, я по Греции много поколесил, действительно не гостеприимный народ.

М. МАЙРС: Серьезно?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Да. Вот честное слово. У них даже улыбка такая можно сказать: евро дашь – улыбнется, не дашь – не улыбнется. Неприветливые. Нет, вот я от греков не в восторге. Честное слово.

М. МАЙЕРС: Скажите, а вот греки столичные…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Страна красивая, места красивые, но народ неприветливый.

М. МАЙЕРС: Скажите, а вот столичные греки и столичная Греция и провинциальная – они как-то отличаются друг от друга? То есть вот как, скажем, Москва и вся прочая Россия. Или разница не столь заметна?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Разница, в принципе, не столь заметна, потому что у них сейчас есть одна задача – больше заработать. Они очень небогато живут. Хоть и европейская страна, но небогато. Я объездил всю Грецию, и в Александрополе был – практически, жизнь одинаковая.

М. МАЙЕРС: Скажите, я Вам задаю тот же вопрос, что и Артуру: самое увлекательное, самое позитивное, самое впечатляющее в Греции?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Самое впечатляющее – это архитектура, памятники все, то есть сама природа. Красиво… Вокруг тебя красиво!

М. МАЙЕРС: То есть эстетично просто , да?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ (по тел.): Да-да! Это обалдеть просто можно. Во-первых, я все время сейчас живу в Москве уже два года и сравниваю: елки-палки, было бы такое в Афинах! Там хоть и написано, на улицах там идет на греческом и на английском – на латинском, на каждой улице понятно. То есть стоит там трехзначный перекресток – трехзначный указатель: улица туда, улица туда, улица сюда. То есть не заблудишься абсолютно. Это настолько красиво! Настолько приятно! Для людей сделано.

М. МАЙЕРС: Спасибо большое! Это вот как раз то, что Наталья рассказала, пока мы собирались в эту студию: что указатель на Миконос стоит на Миконосе, и надо понять, в какую сторону он Миконоса: вверх, вправо, вниз, на юг, на север, на запад или на восток.

Н. БЫСТРОВА: Ну, Вы знаете, я согласна с нашим слушателем. Немножко, конечно, есть мне подпортили впечатление греки, потому что очень важно первое впечатление и важно последнее впечатление. Все-таки да, есть такой момент. Но я не думаю, что это имеет отношение к национальности: люди все разные, все индивидуально. Кто-то приветливый, кто-то неприветливый. Но вот Вы знаете, на Миконос, на островах, там, где туристическая зона, там люди зарабатывают, и все равно там будут все приветливые. Я не согласна с нашим слушателем, когда он говорит, что бедные. Знаете, очень даже богато они живут и будут жить еще богаче. Потому что туристам уже, как правило, надоел Египет, Турция. И, я думаю, правильно, что все в Грецию и направляются. Посему, я думаю, все-таки для туристов, если ты зарабатываешь деньги, улыбаясь, естественно, заработаешь еще больше.

М. МАЙРС: Но Вы же понимаете, Наташа, что когда мы говорим о богатстве, то мы подразумеваем арабских шейхов, которые не работают в этих странах Ближневосточных. У них не работают вообще местные в сфере обслуживания, потому что гни живут за счет той нефти, которой богата страна. Это одно богатство. А богатство за счет туристов – это все равно что евро ты получишь, если улыбнешься, поклонишься и подашь сумочку.

А. БИРИН: Могу сказать, что уровень жизни, есть ощущение, не очень высокий, однако в шесть утра – пробки в Афинах.

Н. БЫСТРОВА: Ой, вот да! Когда мы ехали в портик, чтобы сплавляться, мы думали: вот, спокойно доедем. Как бы не так! Андрей прав, что вспомнил. Потому что были бешеные пробки. Дороги узкие, объехать невозможно – и вот приходилось стоять в этих пробках.

М. МАЙЕРС: Вот последний вопрос: «Знают ли греки английский и как относятся к русским?» - Роман из Челябинска спрашивает. И заканчиваем программу, чтобы песню еще вашу успеть послушать.

А. БИРИН: Ну, как относятся к русским: на авиалиниях нас обслуживали плохо. Относились к нам плохо. Неприятно было. Не радовались нам абсолютно. Авиалинии были греческими.

М. МАЙЕРС: И кормили вас греческим салатом. С этими самыми оливками маринованными.

А. БИРИН: Греческим салатом кормили, да.

Н. БЫСТРОВА: А так все было прекрасно.

М. МАЙЕРС: А так все было прекрасно!

А. БИРИН: Английский знают, да. В принципе, на достаточно хорошем ровне, то есть общаться можно спокойно.

М. МАЙЕРС: И на Миконосе в том числе?

А. БИРИН: И на Миконосе в том числе. Но там вообще очень много разнонациональной публики.

Н. БЫСТРОВА: И там, на островах, когда вы приезжаете отдыхать, вы же все равно стараетесь уединиться: уйти в море, побыть с любимыми. И особо-то в контакт и не входишь.

А. БИРИН: Ну, а как же ночная жизнь, Наташ, ты что?!

Н. БЫСТРОВА: Ну, да. А вы знаете, очень много обслуживающего персонала из русских людей. В отеле была пара женщин, они прямо так обрадовались: «Здравствуйте, русские туристы. Вот вам шампунь. Это на сейчас, а это с собой».

М. МАЙЕРС: Вот видите, вот вам и сфера обслуживания замечательная, с очень милыми, услужливыми, вежливыми людьми.

Н. БЫСТРОВА: Русскими греками.

А. БИРИН: Соотечественницами нашими.

МАЙЕРС: Мы благодарим наших гостей! Это солисты мюзикла «Мамма миа» Наталья Быстрова и Андрей Бирин. Мы сегодня рассказывали вам историю одного то ли города, то ли острова. Называется он Миконос, находится в Греции. Всего доброго и до встречи!



--------------------
MaQx
PMПисьмо на e-mail пользователюYahoo
Top
Admin
Дата 17.05.2008 - 09:41
Цитировать сообщение
Offline



Администратор
*******

Профиль
Группа: Администраторы
Сообщений: 100024
Пользователь №: 1
Регистрация: 17.02.2008





MaQxSWaD, благодарим за такую версию интервью. Кому лень читать, может послушать


--------------------
NON VEDO NIENTE, NON SENTO NIENTE...
PM
Top

Опции темы Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

 



[ Время генерации скрипта: 0.0135 ]   [ Использовано запросов: 11 ]   [ GZIP выключен ]

<% COPYRIGHT %>